Размер шрифта: A A A

11.07.2020 Анастасия Нагирная – об исчезнувшем домике, магии Пионерского и творчестве в пандемию

Идея выставки Анастасии Нагирной появилась летом 2019 года, когда московская художница прилетела на отдых в Пионерский и увидела, как разбирают один из немецких домов на Комсомольской улице.

- Мне очень нравился этот дом, - рассказывает Анастасия. – Он был особенным, не похожим на другие виллы Комсомольской. Новостройки и дома советского периода, казалось, совсем зажали его, оставив небольшое пространство. Я рисовала этот домик много раз, старалась оставить на память о нем: о двух верандах и черепице, трубах и деревьях. Кажется, что стоящий напротив рыболовный магазин теперь скучает по своему давнему товарищу.

- Для вас Пионерский – это летняя, курортная история. Или ваша любовь к городу не зависит от времени года?

- Мы с семьей стали приезжать сюда с 2015 года. Сначала только летом, но потом мы с сыном оказались в Пионерском зимой. Впечатления были ошеломляющие. Я даже написала свой первый рассказ. Кажется, что зимнее море и ветер будто приоткрывают завесу истории, какой-то тайны.

Именно зимой я впервые побывала у Камня Лжи, почувствовала его энергетику.

- Вы совмещаете рисование с основной специальностью – географией. А после знакомства с Камнем Лжи не было желания погрузиться еще и в геологию, чтобы чуть больше узнать об этой достопримечательности Пионерского?

- Я много читала не только про Камень Лжи, но скорее с точки зрения истории.

Мои родители родом из Калининграда, дедушки были рыбаками, бабушки: одна – медсестрой, одна  - учительницей, так что я часто гостила в области и имела определенное представление о делении истории на периоды - советский и немецкий. После знакомства с Пионерским для меня именно на уровне миропонимания появился еще третий, более  древний уровень – прусский. Я начала читать древние мифы, сказки и со мной начали происходить удивительные вещи.

- Например?

- Как раз в ту зимнюю поездку вместе с сыном читала «Дом из зеленого стекла» американской писательницы Кейт Милфорд. Книга наполнена тайнами, немного мистикой, и в сюжете большую роль играет лестница, которая ведет от озера к горе. И почти сразу после прочтения, идем мы привычным маршрутом – по центральному спуску к морю до дома. И вдруг замечаем крутую деревянную лестницу. Конечно, она была здесь и до нашего приезда, есть и сейчас, но так получилось, что заметили мы ее только в тот момент. Даже ступеньки пересчитали – их там 66 штук.

- Раз уж ваши бабушки из Калининграда, то вы наверняка бывали в Пионерском и гораздо раньше, в советский период?

- Нет. Я бывала в окрестностях Светлогорска. Там мне тоже нравилось. Но нужно дорасти до того, чтобы воспринимать какое-то место особым. Как в моем случае с Пионерским.

- Нынешний год из-за пандемии коронавируса особый. Вы приехали в Пионерский после снятия ограничений. Что изменилось?

- По сравнению с обычным сезоном в городе сейчас почти пусто. Это удивительно. Такое пространство, в котором раньше была совсем другая атмосфера, сейчас только заполняется людьми. Но время ограничений выхода дома я провела, вспоминая и размышляя о Пионерском. Большинство картин, представленных на выставке, нарисованы именно в это время по памяти и фотографиям из личного архива.

- Собираются ли ваши друзья посетить выставку в нашем музее?

- Да, сейчас поездкой в Пионерский и Калининградскую область начали интересоваться многие мои знакомые, которые прежде предпочитали другие направления для проведения отпуска. Надеюсь, что они смогут оценить – не только мои работы, но и город с его магией.