Размер шрифта: A A A

22.05.2020 История создания коллекции танков Т-34

К 9 Мая в музее «Рантава» появилась новая выставка моделей танка Т-34. Ее автор — житель Пионерского, офицер ВМФ Алексей Сыромятников. Экспозиция состоит из 44 моделей в масштабе 1:72, среди которых и легендарный танк Победы, и разные модификации, выпущенные на базе Т-34.

Во время подготовки выставки Алексей Юрьевич рассказал сотрудникам музея о том, как он собирал коллекцию, как фашисты относились к конструктору Т-34 Михаилу Кошкину и какие страны взяли Т-34 за основу своих боевых машин.

— Алексей Юрьевич, как давно вы собираете коллекцию и занимаетесь моделированием?

— С 70-х годов, мне было лет десять, когда я начал собирать самолеты, потом перешел на вертолеты, очень много собрал их, так как служил в вертолетном полку. А лет 20 назад увлекся танками, бронетехникой. Правда, самолеты и вертолеты тоже не бросил.

— Как к вам в коллекцию попал первый танк?

— Случайно. Купил по акции: он стоил тысячу рублей, а по акции примерно двести. Дай, думаю, возьму. Склеил его, заинтересовался, начал покупать книги, изучать. Интернет тогда еще был слабый, да и сейчас в нем мало серьезной информации — только для детей. Загорелся собрать Т-34. Вроде собрал все его варианты, а потом начал копать глубже и оказалось, что еще четырех не хватает.

Коллекционеры говорят, что должно быть 42 машины, но это спорно, здесь в моей коллекции пару таких тоже есть, по одним данным, они были, по другим — их не было.

Т-34-76 образца 1940-1941 гг., пушка Л-11

— Вы покупаете какую-то специальную серию моделей?

— Нет, все серии очень скудные, поэтому я покупаю разные: китайские, польские, чешские, украинские. Ломаю, беру шасси, дорабатываю, перерабатываю. Некоторые танки склеены из двух или даже из трех. Какие-то танки я делал сам из заготовок.

— Какой был первый танк в вашей коллекции?

— Его здесь нет. Но не Т-34. Первый был «самец» — они так называются. Это танк Первой Мировой войны — английский «Виккерс» Мk-2, Мk-4. Я купил их два, сразу друг за другом: «самку» и «самца». «Самка» — пулеметная, а «самец» — пушечный, в этом их отличие.

— А почему решили остановиться именно на Т-34?

— Легендарный танк. Но у меня же не только Т-34, есть еще большая коллекция Т-54, я даже не думал, что существует столько модификаций — собрал все. Сейчас практически закончил немецкую коллекцию по Т-IV. Оказалось, когда война началась, это был самый распространенный танк — Т-IV и Т-III.

— А сколько всего в коллекции у вас танков?

— Я не считал. Может, тысяча, может, 800—900.

— Расскажите, пожалуйста, какие танки представлены в музее.

— Т-34 времен войны и послевоенные. Немецкие танки, построенные на базе Т-34, югославский послевоенный, чешский…

Наши танки много воевали на германском фронте, и наша Красная Армия воевала на немецких танках. Была целая дивизия «Пантер» — не с красными, кстати, а с белыми, американскими, звездами, чтобы свои не подбили. Есть в коллекции и сирийский танк. У него база Т-34, но башню переделывали в 50-е годы для первой сирийской войны с Израилем.

Сирийская САУ, Т-34-122, 80-е годы

Еще есть китайский и вьетнамский Т-34: они у нас купили много партий.

Танк с номером 045 — КНР 1960—1970-е гг.

Есть Т-34 с тралом. Тралы только один завод делал, в городе Николаеве.

Т-34-85, 1944 г., пушка С-53 с минным тралом ПТ-3  

— А трал для чего?

— Минный трал. Его впереди катили, он наезжал на мины, взрывался, и танк оставался цел. У меня есть «Шерманы», у них трал называется «Биг Бен», как часы, и он выше танка почти в два раза.

— Чем в годы войны принципиально отличались наши танки от танков противника?

— Т-34 — первоначально очень хороший танк, но к Курской битве он очень сильно устарел. Хотя в Курскую битву мы победили, но по машинам, по потерям мы ее проиграли. Подбито было, по одним данным, 1:10, по другим — 1:8… Победили мы только благодаря силе воли людей.

Потом появился Т-34-85 с новой башней, с новой пушкой, с пятым членом экипажа — и мы немножко догнали противника. Но вообще считается, лучший танк Великой Отечественной войны — есть споры — это «Ягдпантера». Хотя, по моему мнению, и не «Ягдпантера», а тяжелый ИС-2 — «Иосиф Сталин – 2», особенно 44 года, когда ему сделали новую «морду». ИС-2 хорошо повоевали, если бы не они, мы бы и не выиграли войну.

А вообще, у наших танков была плохая оптика в отличие от немецкой оптики «Цейс». Стреляли в смотровое окошко. Наша оптика пробивалась часто с первого раза, а их — нет. Немцы на наши танки ставили свою оптику, башенку (башенки мы переделали попозже) и успешно воевали на них. Причем чересчур даже хорошо, особенно на юге и под Ленинградом.

— В СССР было несколько заводов, которые выпускали танки для фронта. Отличались их машины чем-то друг от друга?

— Да. В самом начале танки Сормовского завода в Нижнем Новгороде были не очень: много неисправностей, несостыковок, незачищенных деталей. Но к середине войны качество их танков значительно улучшилось. У них, кстати, была другая пушка, на которую деньги давала церковь. 

Т-34-76, 1942 г., завод № 112Г «Красное Сормово», г. Горький

 Особенность танков сталинградского завода: не было резины, не поставлялась она туда из Ярославля и Вологды, поэтому сталинградский завод первым перешел на траки без резины, тем самым сэкономил много средств, потому что резина живет в среднем 3-4 боя — сгорает. Но потом снова начали ставить резину ради тихохода: лязга нет, подкрасться можно.

— Вы сказали, что церковь давала деньги на пушку...

— Все давали деньги. Вот танк «Боевая подруга» из женского танкового полка — аналог «Ночных ведьм» в авиации. Его тоже сделали на пожертвования. Люди несли деньги в церковь, и церковь выделяла их на постройку танков: был целый танковый полк «Дмитрий Донской», построенный как раз на Сормовском заводе.

— А какие технические характеристики были у первого танка: скорость, дальность стрельбы?

— Скорость зависела от того, на каком заводе был выпущен танк, — от 50 до 70 км/ч. Танки разных заводов тоже стреляли по-разному. У наших была дальность в среднем до 800 м, максимум километр, хотя немецкие танки били на 2 км и даже на 3 км. Повторюсь, у нас была очень плохая оптика, очень плохая прицельность. Но у наших танков был другой большой плюс. Кошкин (конструктор Т-34 — Прим. ред.) угадал ширину гусениц, и наши танки топали везде: по снегу, по болотам. За это Кошкину — слава!

Кстати, Кошкина немцы ненавидели. Он умер в сентябре 1940 года от прогрессирующего воспаления легких. Заболел, когда в феврале перегонял два экспериментальных танка из Харькова в Москву на показ Сталину и не смог восстановиться. Немцы специально провели налет на Харьков так, чтобы разбомбить все кладбище, где был похоронен Кошкин. Его могилы Кошкина как таковой нет.

На базе нашего танка сделали немецкую «Пантеру», «Порше» и много всяких послевоенных модификаций в разных странах: в Китае, на Кубе, в Чехии, Сирии. Добавляли свое. Немцы поставили ящик и пушку от «Тигра». Югославы полностью перекроили: корпус, башня, американский пулемет, американская пушка — только ходовая осталась родная. Эти танки получились хорошие, их выпустили около тридцати. Последние участвовали даже в Балканской войне 1999 года. Да и по сей день строят на базе Т-34. На Кубе, например, на танках стоит шасси Т-34. Правда, некоторые модификации были в количестве пяти штук, десяти, а некоторые — в единственном экземпляре. Вот пробовали разные пушки. Поставят пушку длинную, а она цепляет грязь, когда танк едет по пересеченной местности.

У Т-34 хорошее шасси, на эти шасси в XXI веке лепят все, что угодно. Например, в Новокузнецке на базе Т-34 сделали пожарный танк, срезали верхнюю часть, поставили емкость для воды. Этот танк работал в труднодоступных местах, там, где не могли проехать машины, сейчас он стоит в музее в Ленинске-Кузнецком.

— А какая модификация была самой массовой?

— Самая массовая — Т-34-76. Но у этого танка был существенный недостаток — пушка. Она была слаба: надо было подходить к противнику близко. Когда поставили 85-миллиметровую пушку, стало лучше, модификация так и называется Т-34-85. Единственное — опоздали к Курской битве, выпускать эти танки начали перед операцией «Багратион» по освобождению Белоруссии. А итоги Курской битвы показали, что танки слабоваты. Они шли первыми. А за ними вторым фронтом шли СУ-100, СУ-85, СУ-122, «Зверобои», СУ-152 и давили все на своем пути. Доставалось ребятам в танках сильно.  Немецкие асы били под срез башни, ее срывало. У меня клаустрофобии нет, но я в танке посидел... Надо быть отважным человеком, чтобы воевать на нем.

— Когда в СССР закончили выпускать Т-34?

— Последние изготовили в 1946 году, их заменили на Т-44, было всего две модификации, у меня есть одна модель. А в 1949-м начали выпускать Т-54, у него круглая башня, затем Т-55. Это два почти одинаковых танка, мы их сейчас не выпускаем. У китайцев есть тип танка 54 — не танк, а именно тип.

— Как отличить Т-34 времен Великой Отечественной от послевоенного?

— До 1944 года крылья у Т-34 были гнутые, круглые, хотя в изготовлении они очень сложные. А после 44-го стали квадратные, с углом, как на памятнике в Колосовке. После войны еще изменился люк. До 45 года было два люка: они прикрывали грудь и спину, а потом сделали люк, который прикрывал только грудь, зато он стал выше и спасал командиров от пуль.

— Какой самый лучший танк сейчас, не наш, а вообще?

— У немцев — «Леопард». У Израиля — «Меркава». Но лучший танк, на мое усмотрение, наш Т-90.

— Вы наверняка много читали и смотрели про танкистов, запомнилась вам какая-то история?

— Фильм и книга «Жаворонок», где наши убежали с немецкого полигона на танке. Недавно сняли римейк — «Т-34». Это реальная история. Но «Жаворонок» на 99% достоверный, хороший фильм, а в современном варианте перегнули с сюжетом, много вымысла.

— Есть еще фильм про немецкий танк «Белый тигр». Якобы был такой супертанк у фашистов. И для того, чтобы его уничтожить, наши конструкторы усилили Т-34.

—Был у нас Т-34 усиленный, но на него просто второй слой брони сделали. А еще в 45 году на танки стали вешать сетку-рабицу, она защищала от кумулятивных снарядов. Они упирались в эту сетку, и их луч уходил в нее. А без сетки кумулятивный снаряд прожигал броню, тоненькой струйкой, с иголку, влетал внутрь танка и мелкими осколочками убивал экипаж. Сейчас такие сетки, уже переделанные, стоят практически везде. Так же, как и резина, и второй слой брони.

— Кто-то из ваших родственников был танкистом, воевал в Великой Отечественной на танке?

— Двоюродный брат служил офицером на танке. А еще дед — Бородкин Никифор Иванович. В 43 году, 26 февраля пропал без вести в Курской области, практически недалеко от дома. Он был военно-морским офицером, а потом, когда война началась, его «переодели», и он попал на автобронетанк. Был связан как-то со снабжением горючим, запчастями — данных очень мало. Хочу найти больше информации о нем, но пока не могу. На фотографии он с бронетанковыми петлицами, в кожаном пальто, с чемоданом. Жизнь одна. Когда надо было спрашивать, приставать к бабушке, прабабушке, я думал о другом, сейчас жалею.

Что Вас подтолкнуло для организации выставки танков Т-34 в музее?

— Хочется, чтобы узнали об этом танке. Лет десять назад музей уже выставлял модели танков, только они были все разные. Однажды я зашел, а их рассматривают дети — глаза горят! А у меня дома стоят без дела. И мы тогда с директором музея решили устроить выставку Т-34 к 70-летию Победы, но что-то не получилось. И вот к 75-летию Победы это удалось. Пусть дети увидят, на чем наши деды воевали. Может, кто-то захочет стать танкистом, кто-то военным. Даже если всего один заинтересуется, уже хорошо. Важно, чтобы дети понимали, что такое патриотизм и любовь к Родине.